В Солнцевском суде Москвы начали рассматривать дело учителя из США, 52-летнего Гейлена Грандстаффа: больше года он сидит под арестом, кочуя по московским СИЗО. Амерканец заказал в интернет-магазине чистящее средство — и его обвинили в контрабанде психотропных веществ. Следствие считает, что американец собирался пить его для наращивания мышечной массы. Это при том, что Грандстафф страдает тяжелым хроническим заболеванием — физические нагрузки ему противопоказаны. Между тем арестанты столичных СИЗО приняли его за стукача и уже дважды пытались убить. О том, чем может закончиться для иностранца столкновение с российской Фемидой, в материале «Ленты.ру».

Судебное заседание, состоявшееся 18 сентября, было назначено на полдень, но задержалось на четыре часа. Супруга Гейлена Анна Грандстафф, адвокаты и подруга семьи Алла ждали в коридоре более двух часов. Обсуждали последние новости, вспоминали семейные истории. Анна не видела супруга девять недель — с того момента, как дело было передано в суд. Она проходит по делу свидетелем, поэтому встречи с мужем ей запрещены. Удается встретиться только на судебных заседаниях, и то — украдкой. Передать записку мужу Анна может лишь в том случае, если разрешат приставы.

— В Солнцевском суде приставы на три метра к мужу подойти не дают, — жалуется она.

Последнее время общение между супругами происходит только через картинки, которые Гейлен передает через сервис ФСИН-письмо. На двух последних — медведь под капельницей (этот персонаж, которого авто называет «Мишка» — главный герой всех рисованных посланий). Грандстафф прислал их из больницы СИЗО-1. Подпись: «Да, конечно, понимаю, это может облегчить боль, это хорошо, однако, если бы я был на домашнем аресте, у меня бы не било боли, правда» (авторская орфография сохранена).

Картинки выглядят грустно, но содержат в себе хорошие новости — конечно, если это можно назвать так. Гейлена наконец-то начали лечить. В начале августа, по возвращении с очередного судебного заседания, мужчину толкнули конвоиры, он упал, ударился головой о бетон и получил черепно-мозговую травму. Три недели спустя супруге и адвокатам удалось добиться его госпитализации, при этом первые дни врачи «игнорировали» жалобы пациента на постоянные головные боли и лечили только от хронического заболевания — болезни Крона (тяжелое хроническое иммуноопосредованное воспалительное заболевание желудочно-кишечного тракта — прим. «Ленты.ру»).

После многочисленных жалоб, отправленных Анной во ФСИН и прокуратуру, Гейлену наконец поставили диагноз — «невралгия шейного нерва». Назначили уколы Кеторола и блокаду (медицинская процедура по снятию мышечных спазмов — прим. «Ленты.ру») шеи. Следов побоев при освидетельствовании не нашли — хотя, по словам Грандстаффа, арестанты в СИЗО применяли к нему насилие.

«Я скучаю по дому. У тебя есть что-нибуд для этого?» — спрашивает мишка, нарисованный на листе бумаги.

Гейлен подписывает свои рисунки, не зная русского языка. Каждое послание ему приходится составлять при помощи словаря: записки на английском ФСИН не пропускает.

— Гейлен живет в Москве семь лет без русского языка, только после ареста начал учить, хоть какая-то польза от СИЗО… — грустно улыбается подруга семьи Алла. — Здесь они все время были с женой, Аня ему помогала, переводила. Между собой они общались на английском, вместе работали преподавателями.

Анна отрывается от изучения документов и первый раз за время ожидания улыбается: вспоминает казус, как супруг однажды остался один в Воронеже и перепутал автобус.

— Гейлен должен был сесть в бесплатный автобус, а сел в обычный, рейсовый, — вспоминает она. — Звонит мне и говорит: «Представляешь, тут водитель всю дорогу на кого-то орет, я смотрю по сторонам и не могу понять на кого». Я спросила номер автобуса и все поняла. Говорю, это на тебя орут, потому что ты не оплатил проезд (улыбается). Но он никогда не чувствовал себя беспомощно здесь, он всегда мог найти общий язык с людьми, всегда был доброжелательным.

Подруга семьи Алла вспоминает, что незадолго до задержания Гейлена семья решала, где остаться жить: в ноябре прошлого года у американца заканчивалась виза. Но выбор делать не пришлось: Гейлен заказал злополучный очиститель и оказался в СИЗО.

— Я не знаю, хотел бы уехать или нет теперь, я не думал, — скажет позже американец, общаясь с журналистами. — Я только хочу, чтобы это все скорее закончилось.

Конвой привел Гейлена около 16 часов. Это высокий и худощавый, не по погоде одетый в тонкую рубашку мужчина.

— У него даже нет куртки, мне только вчера сказали, не успела передать, а здесь не разрешат, — объясняет жена. У нее есть три секунды, чтобы встретиться с мужем, пока тот идет по коридору. За это время Гейлен успевает улыбнуться и сказать по-английски, что в его камере появился сосед.

В зале он остается один: ни жене, ни ее подруге на заседании присутствовать не разрешают, поскольку обе являются свидетелями. На общение с прессой у Гейлена есть не больше минуты, за которую он успевает сказать самое главное.

— Я понимаю, что государство должно предотвращать транспортировку наркотиков и защищать невиновных людей, — заявляет он. — Но единственные невиновные люди, которые страдают — это я и моя жена, моя семья.

Прокурор зачитывает текст обвинения. На вопрос, признает ли он свою вину, подсудимый отвечает коротко: «Нет, абсолютно нет».

Тюремная жизнь действительно вынудила Гейлена Грандстаффа учить русский язык. Когда его арестовали прошлым летом, он четыре дня сидел без еды и спал на полу — камера была переполнена. У американца началось обострение хронического заболевания. Жена Анна четыре недели носила ему лекарства, пытаясь их передать, но в СИЗО их отказывались принимать. Гейлен не мог объяснить охранникам, чтобы его отвели к врачу — и тот согласовал бы список лекарств.

— Первые четыре месяца были мучением: у мужа не было своей еды, — рассказывает Анна. — То, чем кормят в изоляторах, есть невозможно, а ему этого и нельзя. Гейлен очень сильно похудел. Через пару дней после ареста началось обострение. Ему отказывали в медицинской помощи. Если у вас проблемы со здоровьем, не ждите никакой помощи.

Языковой барьер мешал супругам переписываться. Все письма из тюрьмы должны быть только на русском языке, чтобы цензор мог узнать содержимое. Гейлен взялся за словарь и стал учиться. Свои послания он рисует. Главный персонаж — Мишка в тюремной робе.

— Муж начал рисовать на втором месяце [ареста], — говорит Анна. — Почему мишка? Есть такое американское выражение: «мишка любит обниматься» — это он, а я — божья коровка. Мы так друг друга называем.

В рисунках на открытках ZonaTelecom Гейлен рассказывает о своем тюремном быте (орфография сохранена).

Грустный Мишка с сумками и подпись: «Жду этапа на другой централ». Мишка гуляет по кругу, вокруг четыре стены, на одной написано: «АУЕ» и подпись: «Теперь это что я зваю упражняться!» Мишка с книгой и подпись: «Преподаватель Мишка в тюрма». Динозавр с головой Мишки и подпись: «Если Мишка скоро не освободится то Мишка скоро превратится в динозавра СИЗО». Мишка со словарем и подпись: «Хотил читать длинный письмо, но не могу обнаружить слова». Мишка под душем с вытаращенными глазами и подпись: «ХХ…Х Х ХО…ХО ХОЛ…ХОЛОДНО!» Мишка спит и подпись: «Мишка больше не должен бегает, потому Мишка впал с зимнюю спячку!» Мишка кашляет и подпись: «Мишка в тюрме болен. Без лекарство. Без медосмотр. Мишка на постель больного».

Охранники в СИЗО все время меняются.

— Не все готовы относиться к человеку из другого государства хорошо, — объясняет Анна. — Были охранники, которые ненавидели моего мужа просто потому, что он американец. И разные козни ему устраивали. Гейлен уважительно относится к людям, сохраняет положительный настрой даже в тюрьме и, видимо, людям это не нравится.

Американец за 13 месяцев успел изрядно покочевать по московским изоляторам. Сначала его поместили в СИЗО-5, потом перевели в больницу СИЗО-1, оттуда увезли в СИЗО-3. Там он пережил два покушения — зэки приговорили его к смерти, решив, что он шпион.

— В последний месяц вообще был ужас, — дрожащим голосом рассказывает Анна. — Мой муж — доброжелательный, добрый, умеет найти общий язык с людьми. Пять недель назад криминал в СИЗО почему-то решил, что он шпион, передает информацию администрации, хотя Гейлен даже не говорит по-русски. Он на тот момент был в камере на четверых. По СИЗО решили, что его надо убрать. Мужа сильно побили два раза в общих камерах — типа передержки: туда Гейлена оба раза переводили из его камеры. В первый раз там было 30 человек — и мужу только чудом удалось вырваться. То же самое повторилось на следующий день. Его душили уже восемь человек.

Об этих инцидентах Гейлен рассказал Анне по телефону: следователь разрешил ему звонить жене из СИЗО. Она сразу же поехала в изолятор и встретилась с начальником.

— Я в тот же день подала заявление, чтобы разобрались и возбудили уголовное дело против этих людей, — продолжает собеседница «Ленты.ру». — Муж был весь в синяках. Целую неделю его куда-то водили, травмы сняли, гематомы. Пришли сотрудники американского посольства. Администрация поставила видеонаблюдение в его камеру, но какой в этом смысл, если Гейлена избивают в другой — общей камере? 9 августа его привезли из суда и опять посадили в общую камеру, хотя были четкие инструкции [администрации], что из автозака мужа ведут сразу в его камеру. А там опять 25 человек и один охранник.

Но в тот день Грандстафф пострадал не от заключенных, а от конвоиров. Когда мужчину спускали из автозака в наручниках, кто-то сильно толкнул его в спину.

— Конвой относится к людям, как к свиньям, — говорит Анна. — Порожка одного не было, нога Гейлена провалилась в проем, он со всей силы ударился головой о бетон, и повис с вывихнутым коленом. Муж просил вызвать доктора. 11 дней он жаловался на сильные боли, тошноту, у него явно было сотрясение мозга, но ничего не было сделано. Все могло закончиться плохо, ведь у него стоит титановая пластина на шее — это 4 и 5 позвонки.

Помимо травмы позвоночника, у Гейлена оказался поврежден коленный сустав. Несмотря на это, 22 августа при конвоировании в суд на очередное заседание, надсмотрщики заставили американца прыгать на одной ноге. Но сначала Гейлену приказали раздеться. Вид голого взрослого мужчины, прыгающего на одной ноге, потому что вторая повреждена, сильно повеселил конвоиров. Они смеялись и отпускали шуточки про президента Трампа.

— Просто перебор жестокости и бесчеловечности! — возмущается Анна.

Доставка из СИЗО в суд занимает 18 часов: в это время арестанту не светит туалет и питание. А после суда обратная дорога занимает столько же. Эти условия ужасают Анну. Она уже не сомневается, что российская тюрьма — это одна большая пытка. Постоянные транспортировки из одного изолятора в другой превращаются в серьезное испытание: человек остается на несколько дней без питания, потому что свою еду брать нельзя, а заказанные в магазине изолятора продукты не сразу передают прибывшему арестанту.

— Мы ничего не можем сделать, потому что доставка еды не проходит, пока Гейлена нет в документах, — объясняет собеседница «Ленты.ру». — Там система доисторическая. Мой муж так настрадался — месяцами его не выводили на прогулки, элементарно туалетной бумаги у него не было 25 дней. Он устал, и все мы устали биться головой об стену, а ведь еще и приговора нет. Когда ситуация со здоровьем стала очень серьезной — он в сутки 15 раз кровью ходил в туалет, и уже сокамерники начали выть от этого — суд разрешил провести медосвидетельствование, спустя шесть месяцев после ареста. Надо быть трупом, чтобы выпустили под домашний арест.

52-летний Гейлен Грандстафф долгое время работал пожарным. Он получил травму позвоночника, после чего ему поставили титановую пластину, и Грандстафф ушел из профессии. Бывший пожарный стал работать в сфере строительства. В это время он познакомился с будущей женой. Анна родом из России, уехала в Америку. Работала официанткой, потом продавщицей в ювелирном магазине в Мертл-Бич — курортном городе в Южной Каролине на побережье Атлантического океана.

Анна и Гейлен встретились в 2007 году. Они познакомились, стали общаться, а потом поняли, что не могут жить друг без друга. Влюбленные поженились и семь лет назад переехали в Москву. Здесь они стали преподавать английский язык.

17 июля 2017 года в дверь их съемной квартиры на севере столицы позвонил курьер. Он привез посылку из китайского интернет-магазина. Гейлен заказал, как уже делал на протяжении многих лет, пептиды для лечения имеющейся у него болезни Крона и «Волшебный безвредный очиститель для колес».

Пептиды — это вещества, служащие для строительства белковых молекул. Они используются в биологии, медицине, косметологии.

У Гейлена и его сестры генетическое заболевание — болезнь Крона, которая поражает отделы желудочно-кишечного тракта. Анна рассказывает, что ее мужу поставили диагноз в 1994 году и тогда «посадили» на сильные препараты, от которых у него упало зрение и проявились другие побочные эффекты.

После того как обострение прошло, Гейлен стал искать альтернативные методы лечения. В ходе поисков он наткнулся на исследования одного врача, который использовал против болезни Крона пептиды. Грандстаффу помог этот метод, а его родная сестра, которая до сих пор сидит на гормональной терапии, очень плохо себя чувствует от приема сильных лекарств, отмечает Анна. Пептиды — это такой белый порошок в ампулах. Гейлен разводил его водой и делал подкожные инъекции в живот. Но не это вещество послужило причиной возбуждения уголовного дела.

Как говорится в материалах дела, в начале июля 2017 года у таможенников появилась оперативная информация, что в посылке из Гонконга на имя Гейлена Грандстаффа имеется запрещенное вещество. Коробку открыли — и нашли в ней две поллитровые пластиковые бутылки с надписью Peach flavor («Вкус персика»). На них имелись следы вскрытия и последующей кустарной упаковки. Там же лежали картонные упаковки со стеклянными ампулами с белым порошком.

Жидкость из бутылок отправили на исследование, которое показало: в ней содержится психотропное вещество гамма-бутиролактон. Таможенники решили провести оперативное мероприятие «Контролируемая поставка», чтобы установить личность получателя. 17 июля 2017 года, когда курьер принес посылку, Грандстаффы вскрыли ее и с удивлением нашли внутри две бутылки минеральной воды «Сенежская» и журнал «Таможня». Сразу в дверь раздался громкий требовательный стук.

— Таможенники пришли и сразу привели с собой весь табор: переводчик, понятые, адвокат, — вспоминает Анна. — До четырех утра при понятых и через переводчика мы рассказывали, как заказывали пептиды и очиститель, распечатали заказ, пытались им доказать, что ничего запрещенного не заказывали. Таможенники сами признались нам, что это не то, что они ожидали увидеть. Я не знаю, что они ожидали увидеть, но явно не то, что хотели. Ходили с поникшей головой, крайне расстроенные, все нам повторяли: не волнуйтесь, завтра он [муж] выйдет. Они, когда пришли к нам, поняли, что совершили громаднейшую ошибку: завели уголовное дело до того, как к нам пришли. А раз завели уголовное дело — уже пути назад нет…

Гейлена забрали из дома в отдел полиции на Комсомольскую площадь. Решение об аресте суд вынес в полпервого ночи, когда шел уже 51-й час задержания, хотя по закону гражданина задерживают на 48 часов.

— Когда Гейлена привезли в суд на арест, он даже был без наручников, его просто отпустили и мы спокойно сидели в одном углу, оперативники — в другом, — рассказывает Анна. — Адвокат по назначению белиберду несла, сами оперативники сказали нам: не слушайте ее, она ничего не знает. Были дружелюбными, успокаивали: муж пойдет домой. Но этого не случилось.

Следствие считает, что Гейлен Грандстафф заказал очиститель и собирался его употребить для наращивания мышечной массы. Гамма-бутиролактон в виде биодобавок употреблялся спортсменами в качестве средства, повышающего уровень гормона роста. Он был включен правительством в перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в России, в 2012 году. Все смеси, в состав которых входит гамма-бутиролактон, независимо от его количества, относится к психотропным веществам, говорится в деле. Таким образом, Грандстафф был обвинен в контрабанде запрещенного вещества в крупном размере, так как в посылке были две поллитровые бутылки с жидкостью.

Свою версию следствие подкрепляет показаниями свидетелей, среди них друг семьи Грандстаффов Лариса Потапович. Она сообщила следователю, что Гейлен занимался силовым пауэрлифтингом, но, в отличие от нее, в соревнованиях не участвовал. Супруги Грандстаффы активно занимаются спортом, регулярно посещают фитнесс-клуб, к тому же Анна закончила в Америке курсы фитнесс-инструкторов, приводятся в материалах дела слова свидетельницы. При этом Потапович указывает, что до ареста Гейлен был в прекрасной физической форме, подтянут, виден рельеф мышц, а за время нахождения в изоляторе сильно похудел. В свою очередь Анна Грандстафф утверждает, что подруга не могла сказать, что Гейлен занимался пауэрлифтингом, потому что это неправда.

— Муж никогда не занимался пауэрлифтингом и бодибилдингом, — удивляется она. — С его травмой позвоночника силовые нагрузки невозможны. Следователь просто перевернул показания Ларисы. Мы ее представили, как свидетеля защиты, а теперь она — свидетель обвинения.

По словам Анны, «спортивная версия» абсурдна, и чтобы ее подтвердить, обвинение утверждает, что Гейлен принимал пептиды не для лечения болезни Крона, а тоже для наращивания мышц. В подтверждение этого приводится мнение эксперта — некого И. А. Арсентьева, который работает в Клину медиком-спасателем МЧС, а параллельно тренирует спортсменов по пауэрлифтингу.

Арсентьев утверждает, что пептиды повышают аппетит, в результате чего идет набор мышечной массы организма, «а также в некоторой мере стимулируют работу поджелудочной железы, что повышает выработку гормона роста в организме». Специалист утверждает, что пептиды для наибольшего эффекта вводятся путем инъекций в мышцы брюшного пресса. Именно таким способом пользовался Грандстафф. Правда, эксперт не смог ничего существенного пояснить по поводу гамма-бутиролактона, но ему известно о схожем не запрещенном веществе — гамма-аминомасляной кислоте, которая свободно продается в аптеках по невысокой цене. Эта кислота также стимулирует работу печени, повышая выработку гормона роста. Прием этого вещества, отмечает свидетель, усиливает эффект пептидов. От общения с «Лентой.ру» эксперт отказался, написав, что «ему некогда».

Из показаний обвиняемого Гейлена Грандстаффа следует, что в момент покупки пептидов для лечения болезни Крона оператор сайта Alibaba предложила ему дополнительно приобрести безводный очиститель. Он согласился, решив почистить с его помощью домашние металлические изделия от ржавчины. Грандстафф не знал, что в состав очистителя входит психотропное вещество, запрещенное в России.

«Он даже не мог предположить, что очиститель можно использовать как-то иначе, нежели для очистки металла. Он никогда не слышал ранее, что кто-то употребляет входящие в состав очистителя вещества в пищу как психотропное вещество, наркотик или при занятиях спортом», — приводятся в материалах дела слова допрашиваемого.

Грандстафф отрицает употребление стимуляторов при занятиях спортом: он занимался физкультурой исключительно в лечебных целях по рекомендации врача, для уменьшения последствий травмы спины. Обвиняемый говорит, что никогда не употреблял наркотиков и психотропных веществ — это противоречит его жизненной позиции. Соответствующая экспертиза подтвердила слова Грандстаффа: врачи не обнаружили у него клинических признаков зависимости от алкоголя и наркотиков, на учете у психиатра и нарколога он также не состоит.

Обвиняемый сообщил, что никто не обсуждал с ним сокрытие оригинальных упаковок, маркировки или состава (напомним, таможенники нашли в посылке вскрытые пластиковые бутылки от Peach flavor). Также, указывает Грандстафф, оператор сайта Alibaba не доводил до него сведений о содержании в составе очистителя психотропного вещества. Гейлен согласился приобрести две упаковки очистителя в виде пульверизатора в промышленной упаковке. Обвиняемый был уверен, что совершает в интернете законную покупку очистителя, как если бы приобретал его в обычном хозяйственном магазине.

Адвокат Антон Омельченко не смог прояснить, почему бутылки очистителя пришли в посылке распечатанными.

— Мы пытались выйти на продавца, чтобы выяснить у него этот вопрос, а также состав очистителя, но не смогли — он не ответил на наши послания, — рассказывает защитник обвиняемого. — Могу предположить, что кто-то из сотрудников [компании продавца] совершил подлог, не желая возвращать деньги за очиститель — 11 долларов — и перелил вещество из промышленной упаковки в пластиковые бутылки.

Омельченко также считает абсурдной версию, что Грандстафф мог выпить очиститель для поддержания себя в хорошей физической форме.

— У нас бомжи пьют тормозную жидкость, а они [следствие] полагают, что учитель, интеллигентный человек, может пить очиститель, — удивляется адвокат.

— Гейлен — обычный гражданин, никакого интереса для американского государства он не представляет. Поэтому посольство ничего не может сделать, максимум — помочь в решении каких-то бытовых проблем, но вмешиваться в следствие не могут, — говорит жена арестанта.

Она поражена работой российских судов, которые, по ее словам, совершенно не разбираются в деле. Грандстаффа будет судить та же судья, которая 13 месяцев назад вынесла решение о его аресте. Адвокат заявил ей отвод, но она отказалась выходить из процесса.

— Мы поняли, что никакой справедливости ожидать нельзя, — продолжает Анна. — Это совершенно неправильно и ужасно — то, что происходит. Мы понимаем, что оправдательного приговора не будет, но есть другие механизмы, чтобы мужа побыстрее вызволить из тюрьмы. Амнистия существует. Сдаваться не будем.

Раньше существовал механизм, позволявший осужденному в России американцу вернуться на родину и там отбывать срок, но два года назад такую возможность отменили. Как сказал Грандстаффам их первый следователь — «их ждет Мордовия» — там есть колония для иностранцев и людей без паспорта. Впрочем, вскоре этот следователь перевелся из МВД в другое ведомство, а два его преемника уволились со словами «все надоело».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *